EUR 90,46 USD 75,55
» » Был ли житель Мурома автором знаменитой «Гусарской баллады»?

Был ли житель Мурома автором знаменитой «Гусарской баллады»?

«…пьеса меня отнюдь не разочаровала. Она была написана превосходными стихами, живыми, разговорными, афористичными, смешными, патетическими. Тут я понял, что вещь создана в первую очередь крупным поэтом. От пьесы возникало ощущение легкости и серьезности, веселья и значительности. И драматургически она была слеплена очень умело и ловко… Итак, я принял решение: буду ставить «Давным-давно», — так писал режиссер Эльдар Рязанов о начале работы над великолепной комедией «Гусарская баллада». Он же в своих мемуарах первым публично поставил под сомнение тот факт, что автором пьесы «Давным-давно» является уроженец города Мурома – драматург Александр Гладков.



С театральных подмостков – на экран
Героическая комедия в стихах «Давным-давно» была написана в 1940 году. На следующий год безвестный драматург из Мурома Александр Гладков предложил ее театрам. Как раз началась Великая Отечественная война, и пьеса про Отечественную войну 1812 года пришлась весьма кстати. 8 августа 1941 года ее прочитали по радио. Веселый водевиль с переодеваниями, написанный в стихах и соединенный с военно-героической темой, очень понравился слушателям.

Три месяца спустя состоялась театральная премьера в осаждённом Ленинграде, «Давным-давно» поставил Театр комедии. Правда, тогда на афишах значилось другое название – «Питомцы славы». На протяжении всей войны этот спектакль с успехом шёл на многих площадках, а 9 мая 1945 года, в День Победы, в пережившем блокаду Ленинграде его триумфально показал Большой драматический театр. Спустя 20 лет увидел эту пьесу в Театре Красной Армии 17-летний Эльдар Рязанов.

Идея экранизировать комедию пришла ему в голову в 1961 году, после того как цензура запретила фильм «Человек из ниоткуда». Рязанову требовалось реабилитироваться. А здесь как раз на носу маячил 150-летний юбилей Отечественной войны и Бородинского сражения. Иван Пырьев, художественный руководитель «Мосфильма», отнесся к этой затее с воодушевлением. Высокое кинематографическое начальство тоже не возражало.

А дальше – загадки
Чтобы подготовить сценарий к фильму, необходимо было договориться с Гладковым, подписать с ним договор, а затем переделать его пьесу под фильм. Рязанов нашел драматурга и всё оформил с ним все документы. Гладкову дали три месяца на работу, но он абсолютно ничего не сделал. Мало того, создавалось впечатление, что драматург скрывался от киношников. Не отвечал по телефону, а затем вообще куда-то укатил, не оставив никаких контактов.

Рязанов был в шоке: время поджимало, а автора пропал, не написав ни единой стихотворной строчки! Директор «Мосфильма» неожиданно поведал ему, что в театрально-артистических кругах сложилось устойчивое мнение, что пьесу «Давным-давно» написал не Гладков. Это убеждение появилось еще с первых постановок пьесы.

«У нас в театре, тогда в Свердловске, в 1942 году, во время репетиций, у всех сложилось мнение, что пьесу написал не Гладков… — рассказывал Шевкуненко молодому режиссеру. — Когда надо было переделать что-то в тексте или написать несколько новых строк, он не мог… Скрывался куда-то… Обрати внимание – ни до этой пьесы, ни после неё он не написал ни одного стихотворения, ни одной поэтической строфы и вообще ничего в рифму. Во всяком случае, нигде ничего не опубликовал. А человек, который так изъясняется стихами, как автор «Давным-давно», – первоклассный поэт. На голом месте, без большой поэтической работы такого не сочинить».


Пришлось Рязанову переписывать пьесу под фильм самому. Это стало его первым поэтическим опытом, который он развил в дальнейшем. И мы получили не только великого режиссера, но и оригинального поэта.

Кто же такой Гладков?
О его биографии известно совсем немного. Родился Александр Константинович в марте 1912 года в городе Муроме Владимирской губернии в семье потомственных интеллигентов. Отец, инженер по образованию, в годы Первой мировой войны служил офицером в русской армии, а в послевоенные годы занимал пост городского головы. Мать писателя, выпускница московского Александровского института, была любительницей русской и зарубежной классики, обожала театр. Долгими зимними вечерами она читала детям серьезные книжки, которые будили воображение и волновали детские души той вольной романтикой, которая неминуемо приводит к литературному творчеству.

Когда семья переехала в Москву, мама будущего писателя сначала приносила сыну театральные программки, а потом стала водить его на спектакли. Увлекающийся юноша сразу тесно сошелся с ровесниками, которые, как и он, были страстно влюблены в театр: Алексеем Арбузовым, Валентином Плучеком, Эрастом Гариным, Зиновием Гердтом… И неудивительно, что Гладков начал свою деятельность как театральный репортер.



С 1930 года Александр Гладков регулярно посещает спектакли и репетиции Театра им. Мейерхольда и становится страстным поклонником таланта Всеволода Эмильевича. С начала сезона 1934 года по 1937-й он занимает разные должности в мейерхольдовском театре. Если бы будущий драматург мог знать, что впоследствии все его труды, посвященные творчеству Мейерхольда, окажутся невостребованными, а сам знаменитый Мастер станет «врагом народа» и своими показаниями на допросах бросит тень на своего почитателя и добросовестного биографа.

Сидел или не сидел?
Именно с подачи Мейерхольда многие из авторов статей о Гладкове считают, что писатель в 1940 году, незадолго до написания им своей знаменитой пьесы, отсидел небольшой срок в тюрьме за «хищение библиотечной книги». Однако ни близкие друзья Александра Константиновича, ни он сам в своих воспоминаниях ни слова не упоминают об аресте и лишении свободы. Зато в дневниках драматурга было найдено подробное описание им процесса создания пьесы «Давным-давно».

«Середина сентября 1940 года — возвращение к старому замыслу комедии о девушке-гусаре. 27 сентября — первая запись о возможностях сюжета. Набрасываю первые строки текста. Первые три недели октября — разрабатываю сценарно сюжет и с 24 октября начинаю последовательно писать первый акт. 14 декабря кончаю первый акт. 18 декабря начал писать четвертый акт. 9 января 1941 года я закончил четвертый акт. 11 января начал писать третий акт. Кончил его 18 января. 20 января начал писать второй акт и 27 января закончил. Два акта — 1400 стихотворных строк — я написал в две недели: вот как «разогрелся мотор»! Именно эти акты я считаю лучшими в пьесе. Еще две недели уходят на переписывание всей пьесы целиком с одновременной отделкой. С 10 февраля я начал диктовать пьесу машинистке… Ну разве не гусарство? Настоящая кавалерийская атака! Риск и натиск! От стремительного темпа работы и сама пьеса стала стремительной и, несмотря на ее внушительный размер, легкой, куда-то несущейся».

К Гладкову, автору пьесы, удостоенной Сталинской премии, в 1948 году действительно придут с обыском «репрессивные» органы и арестуют по смехотворной причине – за «хранение антисоветской литературы». И на свободу он выйдет только в 1954 году. Александр Константинович даже смог вернуться в Москву и продолжить свою творческую работу.

Драматург, публицист, сценарист и поэт[i]

Первая редакция его книги о Мейерхольде была представлена в Ленинградское отделение издательства «Искусство», но в свет не вышла. Не суждено было ему увидеть опубликованной и другую свою книгу — «Театр. Воспоминания и размышления». В эту книгу вошли не только материалы о театре, режиссерах, актерах, но и разные по объему и характеру воспоминания, очерки, этюды, эскизы о В. Маяковском и А. Платонове, Ю. Олеше и К. Паустовском, А. Белом и А. Ахматовой, И. Эренбурге и М. Кольцове, И. Бабеле, М. Светлове.

В разные годы Гладковым были написаны романтическая драма «Бессмертный» (1941), одноактные пьесы, созданные для фронтовых театров («Неизвестный матрос» и другие). Практически не замеченными прошли написанные позднее «Первая симфония» (1957), «Ночное небо» (1959), киноповесть «Бумажные цветы» (1961). По его киносценариям были поставлены фильмы «Зеленая карета» и «Невероятный Иегудиил Хламида».

Стихи, как признается он в своих дневниках, писал всю жизнь, но относился к своему стихотворному творчеству спокойно, то есть не пытался во что бы то ни стало публиковать то, что накопилось за многие годы. В августе 1972 года он подарил давней приятельнице и ценительнице его творчества «сброшюрованную машинопись», в которой были напечатаны сто стихотворений под общим заголовком «Северная тетрадь». Часть из этих стихотворений была посмертно опубликована.

Сам Александр Константинович Гладков свои стихи оценил так:

Беды, ошибки, улыбки, грехи…

Счет их довольно точен,

Это не более чем стихи,

Но и не менее, впрочем.

В 1976 году Александра Константиновича не стало. И его авторство пьесы «Давным-давно» уже никто не оспаривает…

Подготовила Татьяна Лысова
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.