» » В Муроме появится уникальный арт-объект

В Муроме появится уникальный арт-объект

14:12, 11.04.16
1269
Статьи
В январе в городе Оке начинает строительство своей мастерской художник, фотограф, сцена-рист и режиссер Хельга-Мария-Влади фон Францкевич-Еранссон. Ее проект «Место, кое находит-ся в тени, или Тончайший быт восточного гарема», которым Хельга (шведка по крови, русская по духу) живет уже три года, повествует о любви, воинственной вражде и столкновении религий.

Если коротко, это история о том, как крымские татары похищают девушку из русского селения, возлюбленный которой для расширения своих земель планирует идти войной на Хана. Девушку в гареме нарекают именем Гезель. Она тоскует по родине, однако чем долее она живет в чужой стране, тем больше проникается ее тонкой и изысканной культурой. И начинает с пониманием от-носиться к Хану, к его заботам о своей земле. Гезель стремится сделать все возможное, чтобы между двумя народами не состоялось смертоубийственной войны. К сожалению, ее мечта не осу-ществилась. Потому что в жизни все не так, как в сказке…

— Сегодня, к сожалению, не многие из нас серьезно задумываются над тем, насколько порой тонко и неожиданно Восток переплетен с историей нашей страны из-за особенностей русской ци-вилизации, — говорит Хельга. — Давайте обернемся чуть назад и в качестве примера возьмем один из главных символов самодержавия России – «Шапку Мономаха». Так вот, среди историков существует авторитетное мнение о том, что «шапка Мономаха» — главная регалия великих рус-ских князей — не что иное, как золотая тюбетейка. И ею хан Узбек наградил за преданность Ивана Калиту. Или, к примеру, обратим внимание на Крым! Так ли много знаем мы о нем, кроме того, что он стал предметом территориального спора? А ведь на «Полуострове сокровищ» (Крым — от города «Къырым») в разные исторические периоды жили тавры и киммерийцы, сарматы и рим-ляне, болгары и хазары, монголы и турки. Они создали здесь свои самобытные и уникальные культуры.

Выпускница ВГИКа (мастерская Владимира Хотиненко), Хельга попыталась при помощи фо-тографии найти свой визуальный стиль в кино. Неожиданно это вылилось в страстное увлечение: она придумала новый стиль в фотографии – буквально «рисует» ее за счет большого количества источников света. Талант был отмечен на крупнейших международных фестивалях, в том числе званием «Лучший международный фотограф года» в Италии.

– Тогда я решила, что нужно двигаться дальше, – рассказывает Хельга. – Стала искать приме-нение своим увлечениям графикой, фотографией, сценографией, драматургией, и постепенно они объединились в один большой проект о единстве культур Востока и Запада. Его я посвящаю лю-бимому учителю – Илье Григорьевичу Рутбергу. Как творческая личность я состоялась именно благодаря этому человеку.

«Место, кое находится в тени, или Тончайший быт восточного гарема» – балетно-оперный спектакль, автором либретто, автором костюмов и декораций которого является Хельга-Мария-Влади фон Францкевич-Еранссон. Настоящий человек-оркестр! Спектакль гармонично вплетается в интерактивное пространство: прежде чем увидеть действие на сцене, зритель попадает в райский сад – с мраморными фонтанами, райскими животными и воздушными девами. Так же, как душа девушки постигает гарем, так и зритель будет открывать гарем для себя, постепенно погружаясь в действие.

Сегодня с Хельгой работает группа удивительно талантливых людей. Создаются рисунки, эски-зы костюмов, фотографии, предметы декоративно-прикладного искусства. Сейчас готовится вы-ставочно-презентационный этап: зрителям будут представлены элементы будущего спектакля по мере их создания. Проект будет расти шаг за шагом, от выставки к выставке. Так когда-то из двух-трех номеров рождался знаменитый цирк Du Soleil. В мастерской, которая строится в Муроме по

эскизу Хельги, развернется одна из первых экспозиций, приближающих зрителей к «Месту, кое находится в тени…».

По словам Хельги – творческая мастерская в Муроме задумана как «эксклюзивное простран-ство», как «музей в миниатюре», в котором она будет собирать проект. Здесь по эскизам Хельги будут создаваться «…мозаичные полотна, наличники на окна и изысканные росписи дверей…». Таким образом, мастерская эта, частью, станет местом реализации масштабного проекта, а затем, как уникальный арт-объект, будет передана городу. Уже в ближайший год экспозиционную часть проекта (его презентационные материалы) Хельга планирует представить во Владимире и в Суз-дале. В городах, где у Хельги есть свои «любимые, и неповторимые места по богатству ярких впе-чатлений…»

Каватина благовоний

«…И сказал Господь Моисею: возьми себе благовонных веществ: стакти, ониха, халвана душисто-го и чистого ливана, всего поровну, и сделай из них искусством составляющего масти тонкий воскурительной состав…».

(Вторая книга Моисеева. Исход, 30: 34-36)

Выбор...

Выбрать девушку в гареме для своих и государственных утех, как то рожденье сына, можно было тремя способами. Первый – «выделение из строя», при построении девиц в шеренгу, утон-чённого «цветка», где эротика подчёркивала скромность. А сердцебиенье страсти проявляло деви-чью стыдливость. Способ номер два – походил на греческий нимфей. Там, обнажившись, девуш-ки со дна бассейна, извлекали россыпи жемчужин, в то время, как их соблазнитель тайно наблю-дал за ними. Способ же третий был присущ истинным провидцам красоты. В нём правильно подо-бранным девицам, как то: изыск, юность, и поэзия души – выдавали разновидность благовоний и травяные смеси. И каждая из них под строгим, тщательным надзором, составляла свой неповтори-мый, фантазийный фимиам духов. В фимиамы опускали шёлковые ткани, и на закате солнца «ароматный шлейф» несли в покои господина. Каждый утончённый запах был неповторим. И вскрыть его – для Господина, должно быть, означало сделать верный выбор: «ночь превратить в свод эротических утех». «…Я встала, чтоб отпереть возлюбленному моему, и с рук моих капала мирра, и с перстов моих мирра капала на ручки замка…»

(Песнь Песней 5:5)
Благовонные слезы...

Чтобы получить 20 граммов розового масла, умерщвлялось 200 килограммов лепестков. Чтобы дать изысканный эфир, надо было пересечь границу смерти и возродиться снова… Розы собирали осторожно, чистыми руками, на рассвете, в момент, когда хрустальный блеск росы слепил глаза под первыми лучами солнца. А при случае поставки во дворец, лепестки срывали только дев-ственные руки. Так, доминантный аромат виверы выдавал девушку юную. Хрупкую. С позёмкой на душе. «…Такие девушки в серале назывались батистовыми девочками…». У неё сквозь мутное стекло хрустальной кожи были видны туманные прожилки. Её скользкая от масел кожа не нужда-лась в удалении волос. Быть может, её тело и давало хилое потомство, но оно несло с собою све-жесть в спальные покои. Характеристика: кость узкая, глаза большие, умеренно ревнива. Такая девушка давала тонко вычлененный запах розы. Она умело шлифовала острые углы, и от тени её прохладной кожи веяло покоем. Аквилария: запах скользящий и гранёный. Соприкасаясь с телом, меняет форму и оттенки, будто отражая сущность человека. Дерево, дающее его – редко. Оно за-ражено грибком, и умирая, начинает плакать благовонными слезами. Её запах источает только по-велитель.

На границе смерти...

Мускус: запах изысканный и деспотичный, с подвижной, обнажающей его структурой. Посте-пенно открывая свои двери, он берёт однажды власть над человеком. Но подле человека остаётся навсегда. Чтобы получить 200 граммов чистой мускусной настойки, надо было истребить не менее 50-ти животных изысканных оленей небольшого роста с детскими молящими глазами. Оленя за-гоняла в лес отара псов и разрывала его в клочья. А преуспевший сим охотник, чистыми, умащен-ными руками вырезал оленю паховую железу с её терпкой, мускусной настойкой. Настойку по-ставляли ко двору. И стоимость её равнялась изумрудам.

В наслаждениях и муках...

Тайный смертный приговор в гареме выносили: в угоду государственных интриг – если у жен-щины от Господина рождался сын-соперник. Или же когда девушки играли не угодную для жён в гареме роль изысканных наложниц. А также – при случае прелюбодеяний и убийств. Девушку, чья провинность была доказана, купали в бане. Шили ей тончайшую, полупрозрачную одежду. И дарили украшения на шею – восковые шарики из яда, с тонким слоем ароматных напылений. Во время танца Господину, в обществе его расслабленных друзей, восковые шарики текли по телу. А яд неспешно проникал сквозь поры. И когда ослабленная девушка ложилась на пол, на свежесо-рванные лепестки, её тело источало исходящий от него душистый аромат.

(Отрывки из книги Хельги-Марии-

Влади фон ФРАНЦКЕВИЧ-ЕРАНССОН)скачать dle 10.3фильмы бесплатно
Читайте также:
Комментарии:
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.